Ирочка и костяника

Ирочка и костяника

Устроился я однажды на маленьком солнечном оконце под сосной, прицеливаюсь вот к этой сверкающей грозди прозрачных рубинчиков.

Раз снял, два. Думаю, как бы еще изловчиться. Тут слышу, неподалеку легковой автомобиль останавливается. Удивляться не надо: на Карельском перешейке есть немало отлично накатанных лесных дорог. С шумом-гамом выгружается из новенькой «Волги» пестрая городская семья. Все, даже взрослые, почему-то кричат. То ли боятся чего, то ли радость у людей такая непомерная, не знаю уж, но в лесу сразу стало как-то неуютно.

Ребятишки заметили меня. Подскочили. Бесцеремонно допрашивают:

— Дядь, а ты что снимаешь?

— А зачем ты снимаешь?

Ну, раз такое дело, докладываю, как положено:

— Снимаю, братцы мои, наш «русский гранат». Снимаю для того, чтобы все знали и любили его.

— А вот и неправда! Гранаты вовсе не такие — я знаю!.. — выскакивает вдруг из-за спины брата маленькая бойкая девчушка.

— Вот как? А скажи мне, егоза, ты костянику ела когда-нибудь?

— Не-е, не помню... — неуверенно мямлит девчушка.

— Тогда возьми, попробуй. Это и есть наш северный гранат.

Девочка с любопытством протягивает руку за спелой гроздью костяники, но в этот момент неожиданно раздается голос мамы:

— Ирочка, иди сюда!

Так и ушла маленькая Ирочка, которая хорошо знает южный гранат, но ни разу еще не пробовала обыкновенной костяники...