Неожиданная встреча

Неожиданная встреча

Увидеть эту таинственную птицу не каждому удается. Еще труднее найти ее гнездо. А вот нам повезло. Случайно, конечно.

Мы шли и наслаждались пряным ароматом полуденного соснового бора. Неожиданно из-под самых ног с резким гортанным криком взметнулась довольно крупная головастая птица, внешне напоминающая городского стрижа. Взмыла, но тут же рухнула на землю, словно срезанная шальной пулей, и принялась биться, волочить растрепанные крылья и широко открывать большой красный рот, из которого вырывались звуки, похожие на скрип и шипение.

Какое безудержное отчаяние! Неужели произошла лесная трагедия? Козодой, а это был он, — птица ночная, попусту не слетит с гнезда в жаркий полдень и не станет так старательно отводить от него опасность. Надо, не сходя с места, как следует осмотреться. И точно: прямо у самых ног белеют скорлупки. Они-то и выдали двух больших птенцов, серыми чучелами распластавшихся на голой земле! Как трудно их заметить!.. Пестрые листья травы и брусничника, пестрые палочки, сосновые шишки, иголки, пестрые наследники безобидного козодоя, который по милости людского невежества исстари пользуется дурной славой, подобно безногой ящерице медянке.

За что такая немилость? Козодой, как ласточка или стриж, питается летающими насекомыми. Ну, а многие насекомые вылезают из своих убежищ главным образом с наступлением сумерек. Вот тут-то и можно увидеть большую пестро-серую птицу со стремительным беспорядочным полетом. Р-раз!.. И в широкий, будто воронка, рот козодоя попадает оплошавший комар. В погоне за добычей птица порой даже ныряет под брюхо пасущихся животных, около которых обычно бывает много всяких любителей поживиться кровью. Наверное, когда-нибудь неразборчивый козодой ухитрился нырнуть и под козу, и вот надо же было кому-то надумать, что птица крутится около стада, чтобы... доить коз!

Наши размышления неожиданно прерываются требовательным писком одного из птенцов, который, очевидно, решив, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, напомнил о своем существовании: «Есть хочу!» И широко раскрыл рот-воронку и блестящим черный глаз, словно наспех приделанные к тощей жалкой шейке.